Sandrrrist


Он всегда появляется здесь.
В темном, темном лесу на светящемся алом ковре.
Беги, колоти измочаленными кулаками в мощные стволы, беги снова, беги прочь, путаясь в алых зарослях, падай и бейся в истерике, впивайся пальцами (откуда у меня пальцы?!) в сырую, рыхлую, тяжелую землю, орошай ее слезами. Ноги в продранных шортах облеплены прелыми ошметками листьев, вся одежда, кожа, лицо – в комьях грязи. А вокруг снова поросшие алым мхом стволы, изодранные твоими обломанными ногтями (ногти. самые настоящие ногти, с черной траурной каймой по краю. откуда?).
Никуда не сбежать, никуда не уйти. Изнемогать и ждать, пока кто-то толкнет твое спящее тело, кто-то перекатится на заваленной хламом общей кровати четвертой и вернет тебя из Изнанки.
Нет людей, нет птиц, нет даже насекомых здесь. Ты один на светящемся алом ковре, на кровавом ковре, ходишь кругами, воешь от одиночества, сходишь с ума.
Это может продолжаться дни, недели и месяцы. И каждая секунда реальности пропитана ужасом: что, если однажды не удастся проснуться? если придется навечно застрять в туманной тьме, на кровавой земле?
…что , если из-за толстого ствола выйдет, ухмыляясь страшно и мёртво тот, чьей кровью ты залил вытертый плюш дивана на Перекрестке, самое сердце Дома?
И на шее его будет болтаться летучая мышь с таким же мертвым оскалом.
Куда только девается вся невозмутимость древнего Сфинкса. Сфинкса, который шел с холодной головой и горячим сердцем убивать Помпея, чтобы его не убил Слепой. Чтобы прервать порочный круг, чтобы не допустить бойни, обезглавливания четвертой. Чтобы вожака потеряла только одна стая. Чтобы...
Он не знает, почему он это сделал. Но теперь он только драная кошка с поджатыми хвостом.

@темы: альтернативная версия