01:26 

Начало.

Вода холодная, бодрит невероятно, Чума стонет, но засовывает голову под кран. Ледяной поток разбивает разбивает головную боль на куски и уносит ее в черное отверстие слива, прихватив несколько длинных черных волос. Соорудив на голове тюрбан из полотенца Чума тащится в комнату. Стая разметалась по Дому, разлеглась в солнечном мареве двора, раскидала мослатые ходули по подоконникам, и живет неторопливо, как и положенно в сиесту. В комнате, в которой Чума отвоевала себе кровать, пусто. Девушка швыряет полотенце на пол, расчесывает пальцами мокрые пряди, откидывает за спину позволяя им промочить футболку, и лезет под кровать за рюкзаком. Из него, выуживается маленькая восковая кукла, прячется в карман, и Чума идет гулять по Коридорам Дома. Постобеденный променад, так сказать. Логи лежат вдоль стен, Псы лежат вдоль стен, Крысы, и те, изображают собой ковролин, впрочем наушники их орут так громко, что уважающий себя паркет, издай он подобный звук вздулся бы от непереносимого позора. Чума полуприкрыла глаза и плывет в солнечном мареве, которого нет и в помине. Окна в коридоре заложены кирпичом, снаружи,да, Дом щедро вымазан сияющими лучами, внутри щурится только Чума, да Крысы щерятся солнечными очками, они впрочем всегда на пляже, даже в если в изоляторе. Дом притих, он сонен и совсем не куслив, почти странно, кто-то играет на гитаре, чисто, уверенно, без вывертов, значит не Валет, без томных перерывов на улыбку, значит не Фокусник. Чума догадывается, что играет Волк, и кивает сама себе, умница мол, я. Ноги несут ее медленно, месяц май. У стены напротив двери второй кто-то нарисовал треугольник с глазом и кошку с человечьей головой, совсем сырая, блестящая влажностью краска, бодро возвещает о себе миру. Чума жмет плечами, сама себе, и плывет дальше, и дальше, и дальше, потом на первый, и на веранду. К свежему весеннему ветру, к тяжелому запаху земли, к разнообразной мешанине телесных отдушек. На веранде Чума влезает на широкое перило, без всякого желания вызывая зависть у Кого-то из младших колясников. Мальчики и девочки не пересекаются, мальчики и девочки не смотрят друг на друга, там девочки, тут мальчики. И Чума.

@темы: Свободный фандом, Мариам, Дела-разборки

URL
Комментарии
2014-02-04 в 01:42 

Кайре Аш
ключник
НЛО летит и летит вниз по спирали, проскальзывая ступеньки, едва касаясь их ногами, проворачиваясь на руке по перилам на поворотах (рюкзак подпрыгивает и бьёт по спине), почти бесшумно. Никак не остановится, хотя давно уже можно. Внизу наступает на развязавшийся шнурок и резко тормозит. Наклоняется, дышит, снимает с запястья резинку для денег и подвязывает свисавшие на лицо волосы в торчащий хвост на затылке. Смотрит в коридор, вдыхает наполненный пылью свет. В грязных коридорах ему спокойнее, чем в комнатах, особенно по вечерам. Всё равно даже, есть там окна или нет. Крысиная возня, например, приглушённая стенами, из коридора кажется даже какой-то родной - это ощущение сразу развеется, если войти.
Самый большой пакет он швырнул в кого-то, пронесшись по коридору второго этажа, но на веранде есть ещё люди, которые его ждут. Идёт спокойно. Дом приветственно треплет по волосам верхним косяком низкой входной двери.
Сначала забрался по пожарной лестнице на крышу а потом сбежал вниз. Выходил из Дома три дня назад тем же путём, но наоборот.

Чума на солнышке припекается. Достаю для неё из рюкзака заклеенный пакет с изображением милого паучка на зелёном листе, сажусь на перила тоже и поднимаю рюкзак над головой. Все кому надо меня уже унюхали и стекаются со всех сторон, и я на короткое время чувствую себя синелицей обезьяной, держащей над головой маленького Симбу. Вытряхиваю рюкзак народу на растерзание, на дне остаётся моя коробка томатного сока, пакет банановых чипсов, набор отмычек сомнительной пользы и ещё пара железок. Хорошо на улице, дерево перил тёплое и замечательное. Вытягиваю ноги вперёд, руки назад, выгнув спину, играю в чокнутого удава, примеривающегося, влезет ли в него Чума. Вдруг хочется поговорить. Сворачиваю конечности, роюсь в карманах, достаю крошечный скомканный обрывок бумаги, протягиваю ей. В нём всего два слова: "Какие новости?"

2014-02-04 в 02:12 

Тайлер тот ещё педик
Герой от слова "героин"
Чума чуть не свалилась с деревянного насеста,но приходит в себя быстро, мурлыча под нос песню распаковывает пакет, прячет куда-то под свитер опасную бритву и тяжелую зажикалку, ссыпает в поясную сумку бусы для талисманов, и туда же упаковывает невесомый пакетик с перьями. Перья для Птицы, Птицы который только вчера слинял на чердак, и теперь лежит там, имитируя напольное покрытие, костлявый, такой коврик. Чума кривит губы, она терпеть не может оставаться одна. Хотя кто в доме остается один? Последнюю фразу она почему-то выдала вслух, солнце разожгло костер на макушке, и теперь тепло тяжелыми волнами накатывает на Чуму.
Она кивает НЛО
- Вечером расплачусь, - и заметив знакомый обрывок бумаги, не дожидаясь пока глаза убедятся, что вопрос все тот же, жмет плечами.
- Вожаки те же, бассейн на ремонте, новых законов не принимали, у Луиса кажется будет цветок, Птиц улетел, - Чума трет глаза, - Вроде все. Шериф вчера нажрался так, что перепутал этажи и ввалился к Псам, вместо своей комнаты, и долго орал, что уже и в спальне "сволочные мерзавцы"...
Тепло, говорить не хочется, но с теми кто ныряет в наружность свои правила. Откуда приходят, куда уходят?
Чума лениво рассматривает Летуна, широкоплечий, лохматый, двигается быстро, и если посадить ему на спину, например Чуму, медленнее не станет. Крыс она недолюбливает, именно они прибегают к ней чаще всего, за советом.Как покончить с собой, к кому пойти чтобы починили, как покончить с собой, как отравить врага, как покончить с собой, у кого есть зелье чтобы свести прыщи, как покончить с собой, как передать записку на женскую половину, и наконец, как покончить с собой. Ну, да, Закон. Но каким идиотом надо быть чтобы его не нарушать время от времени? На женскую половину - обратно - на женскую - обратно. Кончать с собой Чума умеет и любит, время от времени. Чуму нельзя ограничивать, помрет. Или зарежет. Не будь ее, как говорит Крыса, ПРИП, так щедр давно бы выставили уже, но вице-президент "Феникса" (Блядские пакеты!) делает несчастным детишкам столько добра, что терпят. Все тепят. Чума смотрит на ногти, и снова на НЛО, на пакет, свертки и коробки розданы, Чума смотрит на свой сверток, на нем должна быть кривая "Ч", отмечающая адресата, Крыса, например, ставит, а на этом нету, летун различает что - кому по оберткам, или память хорошая? Все-таки, некоторые Крысы довольно приятны, тот же Белобрюх, милый ребенок. Чума со вздохом слезает с перила, солнце так разошлось, что спина кажется дымится, но одиночество пугает.
- Пойдем, кофе, что-ли угощу. Оплату советом взять не хочешь?

2014-02-08 в 20:19 

Кайре Аш
ключник
НЛО глядит, моргая, на наползающую с юга тучу. Повисает локтями на перилах, сползая вниз, когда ему вдруг предлагают кофе. В памяти никакой информации о том, чтобы он спал где-то, пока был снаружи, это и не удивляет.. Кажется, на секунду всё-таки засыпает, потому что видит стену дождя, и как земля и асфальт в дворе становятся болотом, в котором увязают и уходят вниз коляски. По поверхности водомерками скользят Неразумные.
Мотнул головой - нет, советы ему не нужны, мы сами с усами, а волшебный ликёр для кофе пригодится.
Мимо пролетает Шакал, доброжелательно поливая НЛО остатками минералки из бутылки. Последний, не считая него самого, удержавшийся житель комнаты с окнами на Наружность. Понятное дело, Шакал - это "если человек хочет жить, медицина бессильна". Он выруливает на середину двора, оборачивается к туче, принимая позу императора-победителя, и стайка Псов одобрительно его облаивает.
Тут дождь ещё не начался, но от предгрозового ветра домовцы во дворе уже ощетинились лохматостью, трепещущей одеждой и улыбками.
Индра! - проносится над обращёнными к нему лицами белым росчерком. НЛО глядит распахнутыми от возбуждения глазами на небом, потом на Чуму. Когда гроза, всегда хочется кричать. Как замечательно быть тёплым телом под холодным дождём, как здорово, что у Чумы есть кофе на потом. Смотрит на неё ещё раз, просительно, потом аккуратно, чтобы успеть заметить протест, если он будет, берёт её руку, мягкий карандаш из-за уха и пишет на тыльной стороне ладони: "Покричи любую чушь". Просыпающимся из мешка горохом начинается дождь.

2014-02-09 в 03:58 

Тайлер тот ещё педик
Герой от слова "героин"
Чума смотрит на руку и вздыхает, наскребывать по сусекам кричалку когда не очень-то и хочется дело неблагодарное, но летунам отказывать некомильфо. Она набирает воздуха в грудь и после недолгого размышления орет в голос
- ПОЛЛУНДРА! НА ГОРИЗОНТЕ ТУЧЕЛЮДИ! СВИСТАТЬ ВСЕХ НА ВЕРХ! СЛЕЗАЙ С ЧЕРДАКА, ВОЙНА БУДЕТ! В МОГИЛЬНИКЕ ВЫСПИШЬСЯЯЯЯЯЯЯ!
Дыхание оканчивается, Псы смотрят на Чуму с интересом, то что она не совсем нормальна, не новость, но чтобы орать посреди двора, это новинка, она между тем входит во вкус
- ТВОЮ МАТЬ, ФРЕНСИС! - орет Чума, - ЭТО ТУЧЕЛЮДИ! ОНИ СПУСТЯТСЯ С НЕБЕС И ПОГИБНУТ НА ГРЕШНОЙ ЗЕМЛЕ!
Дождь частит размывая пространство, народ уносится в Дом, разве что НЛО стоит посреди двора с неописуемым выражением лица, да Горбач мнется у забора заканчивая какие-то свои дела. Чумить на сухом крыльце довольно приятно, и девушка продолжает орать срывая голос, выходят какие-то не очень цензурные частушки
- У ПОМПЕЕВЫХ СОБАК МОРДЫ КРАСНОРОЖИЕ ПОТОМУ ЧТО С ГАБИ БЫТЬ НАДО ОСТОРОЖНЕЕ!
Потом лозунги
- ДОЛОЙ ПРОИЗВОЛ, ЛУННУЮ ДОРОГУ - КАЖДОМУ! НАПИСАЛ САМ - ПРОЧИТАЙ ДРУГОГО!
Потом просто визг на одной ноте.
Потом Чума выдыхается и вопросительно смотрит на НЛО, мол, хватит уже?

2014-02-18 в 04:19 

Зимний фейрверк
те, у кого есть сердце, просто не умеют его готовить
Ползти по коридорам одному после полетов - дело не благодарное.
Оооооххх, какое неблагодарное.
Кто-то вскрикивает, замечая его на деревянных ступенях. Кожа сейчас почему-то не бледная, а локти острые, и позвоночник тоже, так что пропустить его на лестнице очень легко.
Правда, никто еще ни разу не наступил, всем крылья мешают. Они сейчас еще слишком осязаемые для полного растворения в тонкой прозрачности, так что он тащит их на себе, на ходу пытаясь сложить, но выходит только стукаться костями, путаться перьями, тереться тонкой горячей сухой кожицей и беззвучно хрипло постанывать, ооох.
Ну погоди у меня, дам я тебе после Дороги-то проспаться. Вот уж тогда я тебе покажу, а.
Удумала же звать.
В Могильнике, это надо же, отоспишься в Могильнике, а?...Каково?!....

Птиц ползет дальше, равнодушно беззлобно шипя на чужие вскрики,как шарик, выпускающий воздух.
Очень тяжело с крыльями, они никак не хотят исчезать, тащить их - давит спину, карябается об стены, не подняться, даже на колени не станешь нормально, оооох....
Перед носом вдруг замирают чьи-то босые ноги.
Хотя чего там.
Ноги застыли, мысленно улетев куда-то в астрал, а хозяин их, наверное, сейчас прикидывает и сомневается.

— Мааак, — протяжно и негромко скрипит Птиц, не поднимая глаз. — Ну ты давай скорее уже решай, как ты. Идешь или помогаешь.
Слово "помогаешь" одинаково действует на Птица и на Македонского - оба практически в любой ситуации выберут именно этот вариант, даже если кажется, что в ущерб, до тех пор, пока будет чем помогать, пока это у них не сожрут и не оставят дыру в черную колкую безвестную пустоту, к которой на чердаке или просто во сне так легко повернуться лицом.
Главное глаза не открыть, пока она на тебя смотрит.
Об этом думает Македонский, наклоняясь и осторожно вталкивая суставы птичьих крыльев в чужие развороченные плечи. Птиц длинно негромко воет, как..ну как Птица, блин. И что с того, что птицы не воют.

— Лучше? — уточняет Мак, задерживая не плече ладонь чуть дольше, чем необходимо. Птица обреченно тыкается головой в ступеньку, что означает согласный кивок. македонский руку отнимает, выпрямляется, и снова нерешительно стоит. Птицу далее просить невежливо, да и лежать, когда в тебя не упирается вес твоей личной свободы, гораздо приятнее, даже на лестнице.
Но тут откуда-то с нижней площадки впереди раздается спокойный голос:
— Ну и чего он, так и будет теперь тут лежать?

Македонский оборачивается, и пожимает, видимо, плечами, подходят еще одни ноги, Птиц уже более человеческим голосом укоризненно тянет:
— Сфиииииинкс.
И в этом голосе столько совершенно непредвзятой, необидной и абсолютно ни на что не претендующей укоризны, что даже Сфинкс не остается равнодушным.
— Ты,— говорит, — раньше на чердаке валялся, а теперь решил на лестницы перекинуться, что ли? Мак, давай-ка, повесь его на меня.
Вдвоем они Птица все-таки вешают. Македонскому даже как-то хорошо, когда тут тебе и дождь за окном, и Сфинкс тут, и Птиц на нем висит "эдаким боа", как сказал бы жуткий Стервятник.
Сфинкс Птица-боа поправляет, не без помощи Македонского, выпрямляет сильную спину и говорит веселым голосом:
— Слушай, а куда же ты вылез в таком виде-то? Неужто на дождь поглядеть? Или летных часов не рассчитал?
— Да прям таки, — морщится Птиц, мотая растрепанной головой. — Щас вот, блин. Мне вниз надо.
— Чума позвала. — говорит Македонский прежде, чем успевает подумать, и сразу конфузится, смотрит на пол, старательно ища в его рисунке следы Птицы, или его перья, или еще такое же что-нибудь.
Сфинкс вздыхает, поднимает несуществующие брови, сверкают красиво весенней зеленью чистого ручья кошачьи глаза.
— Ну раз Чума позвала.
То вниз. Что ж поделать.
Эта мысль одна на троих разделяется миссией-которую-надо-выполнить, и Птицу уже не так тяжело выползать из своего недолета.Все-таки в том, чтобы быть Птицей, есть много плюсов. Например, к тебе очень неплохо относятся Ангелы и Кошки.

2014-02-18 в 20:56 

Тайлер тот ещё педик
Герой от слова "героин"
Оборачивается Чума и видит чисто Гигеровскую картинку, Сфинкс без протезов, на нем Птиц, вольготно, даже расположившийся, и Македонский позади. Чума кашляет прочищая горло, пока Птицу устраивают на полу.
- Вот, - говорит Сфинкс двору, - нашли его на полу в немом, но упорном движении к тебе.
И сматывается. Мак просто тает в воздухе.
Чума пристально смотрит на Птица и интересуется практически нерадостно:
- Ты чего с чердака так рано слез?
И не договорив понимает, чьи вопли вытащили его из полета. Охает. И в мыслях ведь не было, ну если только немного.
- Извини, - усаживается рядом Чума, - и добывает из сумки подарки, невесомые перья диковинных Птиц, в нежно-изумрудном свертке, как раз для дорогого друга расцветка.
- Ты совсем прилетел, или сейчас обратно? - она машет головой в сторону Чердака, и осторожно гладит Птица по голове.
НЛО пропитывается дождем, и Чума смотрит на сплошную водную завесу, уложив голову на птичье плечо. После знойного ада, прохлада воспринимается как давно заслуженный отдых, чья-то губная гармошка рвется ввысь наперегонки с гитарой, и Чума довольно хмыкает. Совесть ее, лицемерная стерва, уже абсолютно спокойна, раз услышал, значит так и надо. Они вдвоем смотрят на Летуна, здоровенного, даже на расстоянии, и Чума мурлыкает песенку про Саару, потому что Птиц ее любит. прозрачные капли гулко шлепаются о землю, стекаются в лужи и прохлада растекается по Дому.Дерево пропитывается водой и набухает.

2014-02-19 в 01:26 

Кайре Аш
ключник
НЛО не успевает задуматься, комплимент тут прозвучал для Габи или оскорбление, потому что чувствует, что сейчас улетит. Только преодолеет притяжение резко, как магниты расцепляют, а дальше будет рывок такой быстрый, что никто не заметит, где он растворился. А потом, соотвественно, в космос под визг Чумы, в традициях симфонического металла. Но что-то случается, Чума замолкает, разогревшиеся двигатели сбавляют обороты, а потом на веранду вываливается огромная птица. Потом звучит чья-то музыка, и дождевая музыка, Чума сидит рядом с птицей, иррационально вспоминается сказка о Дюймовочке.
НЛО заходит под навес, туда же со двора заносит мокрую Муху, она возбуждённо кружит, рассказывает по секрету, как сегодня ночью будет вызывать Диавола, выгоняя из комнаты всех неучаствующих; пытается щекотать. Птиц, кажется, загородил собой вход в дом, хотя Муха как-то проскальзывает.
НЛО нужен кофе, нужен ликёр и что-нибудь ещё, что позволит войти, в глубь Дома уйти, поглубже в него зарыться и хорошенько запутаться. Потому что ещё не вошёл, потому что нельзя так. Пока не запутаешься - чувствуешь, как сносит. И нужен кто-то, кто выведет потом сюда, в стены, но это опционально, главное - войти.

А Чума всё мурлычет что-то с закрытыми глазами, как бы ей напомнить про кофе. И Птица что-то тоже спит. Оглядываясь, нахожу задумчивую Русалку и теплею от её вида. Русалка сухая и в разных съедобных бусах, прошлогодние сушёные ягоды, тыквенные семечки, кофейные зёрна. Подхожу, показывая на бусы, и после быстрого безмолвного диалога получаю одно зерно которое, проходя мимо Чумы, роняю ей в ухо, и снова вытягиваюсь на влажных перилах в ожидании.

2014-02-19 в 02:15 

Тайлер тот ещё педик
Герой от слова "героин"
Чума трясет головой и улыбается открыто, поднимается, поднимает Птица, и вежливо просит НЛО больше никогда, ничего не ронять на ее голову.Ласково просит. Птиц тоже встает и Чума в который раз поражается каким худым он становится после чердака, впрочем вряд-ли кто-то еще замечает, что ости начинаю выпирать из под кожи сильнее, а лицо заостряется напоминая Птичье, такие мелочи видят только те кто долго-долго смотрит, а на Птица долго хрен посмотришь, не любит он пристальных взглядов. Здоровый и лохматый НЛО рядом с Птицем смотрелся полубогом из тех греческих историй которые детям показывать нельзя.
- Мы идем в Кофейник. Ему - показывает на Летуна, - я должна чашку кофе, а ты будешь пить самое жирное какао какое Кролик сумеет сварить. Сквозь тебя уже стены Дома видно.
Птица смотрит на нее чуть удивленно, мол, ты зачем при всех-то, но всех, один-единственный Летун, да и говорит Чума о физической оболочке, а не о умении растворяться в Доме. Чуме кажется, что после спуска с Чердака Птица всегда немного подвисает, но это быстро проходит. Отправив Парней в Кофеник, Чума быстро несется на женскую половину, вручить зажигалку, сорвать поцелуй, сунуть холодные руки под красивую майку, задохнуться на мгновение, укусить за плечо, чтобы ныло до ночи, напоминанием и обещанием, и унестись обратно. В Кофейнике новые шторы, тяжелые, велюровые, отсекающие свет и уже пропитавшиеся никотином. Чума знает кто их шил, Чума знает чем за них заплатили, но это все скучно и обыденно, не стоит даже пары глотков кофе. Белесые Близнецы, Помпеева Двойня варят ей кофе, в память о старых временах, и поспешно выметаются прочь. Чума бережно несет драгоценный нектар на стол, и долго катает на языке первый глоток бархатного, пряного, орехового кофе. Она блаженно жмурится позволяя жидкости проскользнуть в пищевод, и тянется к сигарете. Взбудораженная мимолетным свиданием, синхронностью движений Двойни и прочими не очень приличными мыслями, она какое-то время просто бессмысленно улыбается, потом высыпает на стол горсть конфет, и улыбается еще шире, как Чеширский кот.
Что в кружке НЛО его личное дело, а вот Птица какао не пьет.
- Конфеты ешьте, - мурлычет Чума, - ешьте конфеты...
И щурится, и улыбается, и облизывает губы.
- Отравит, - полу-слышит-полу-чует она чей-то всхлип-мысль-выдох, и не оборачиваясь понимает, что автор предсказания Белобрюх, крошечный Крысеныш, не успевший еще вырасти, беззаветно любивший половину Дома, и обожавший вторую.
Сейчас Крысенка раздирали противоречия, Птицу он обжал, Чуму обожал и побаивался, Летуна тоже обожал. Птицу Чума травить не будет, это ясно, значит отравят НЛО, большого и широкоплечего, передвигающегося с невероятной скоростью и всегда почти согласного прокатить Крысенка на плечах. И судя по всему сейчас его отравят, прямо при Птице, который сидит и не вмешивается. Белобрюх даже всхлипнул от переполнявших его чувств. Вмешиваться нельзя, не вмешиваться невозможно.
Крысенок собрался с духом, подошел к столу и с лицом перекошенным мужеством, сказал:
- Амнямнекофету...
Троица уставилась на него в упор, и Крысенок совершив подвиг духа и тела членораздельно повторил
- А можно мне тоже конфету?
И протянул руку к ближайшей завлекательно-блестящей...
Мол травите обоих, мол, не могу оставаться непричастным. Кинул на летуна прощальный взгляд, такой же на Птицу и взял-таки конфету...

2014-03-05 в 00:58 

Зимний фейрверк
те, у кого есть сердце, просто не умеют его готовить
— Чум, а что мы тут делаем. — вдруг очень трезвым голосом говорит Птиц, глядя сквозь Белобрюха неподвижными глазами. Затем берет свои конфеты и рассеянно двигает к крысенку, встает и быстрым шагом подходит к стойке, получает полный стакан воды, залпом пьет, уже более бодро идет обратно.
— Мы в этот раз печенья никакого не заказывали? — спрашивает, поочередно вопросительно глядя на НЛО и на Чуму. НЛО на его слова не реагирует, Чума пожимает плечами, вроде как нет, не заказывали. Птиц вздыхает, садится обратно, на какао в своей чашке смотрит со смущением и сомнением, затем замечает, что Белобрюх к горсти подаренных ему конфет так и не притронулся. Снова встает, подходит к нему, забирает все конфеты назад, ласково говорит "Извини, я тебя тоже потом угощу", расстилает перед собой салфетку, раздевает от фантиков все свои, а потом и предназначенные НЛО конфеты, строит из них вавилонскую башню. Башня выходит знатная, конструкция у нее чем-то напоминает срубленную под углом спираль ДНК, за счет чего, видимо, и держится; а может, это магия такая, думают некоторые, потому что выглядит все это страшно ненадежно, но высится уже прилично и до сих пор не падает, хотя Чума время от времени опирается о стол локтями, а иногда даже кладет сверху голову. Ей одной видно, что птиц почти незаметно дышит на каждую, прежде чем положить ее поверх, чем, видимо, слегка сплавляет.
Через пять минут Птиц вздыхает. Смотрит ищуще на Летуна, на Белобрюха мельком, останавливает глаза на Чуме.
— А больше нету? — и с депрессивным видом добавляет: — На башенку не хватает.
Чума достает из своего кармана еще очень небольшую горсточку, которую Птиц тут же радостно разоблачает и устанавливает сверху в виде симметричных шпилей. Потом встает, отходит назад, полюбоваться и запечатлеть в памяти. Потом снова садиться обратно, трясет за плечо НЛО.
— Звездный флот вызывает Энтерпрайз! — говорит негромким, но очень официальным голосом,а потом переключается на нормальный. — Нет, правда, чувак, заколдуй, будь добр.
— Кончай дурью маяться, — хмыкает Чума, но за трудящимся над башней НЛО наблюдает почти с интересом. — Переводишь мне тут продукты...
На этом месте она все таки выпускает рвущийся с губ смешок, потому что Птиц, переводящий продукты, да к тому же сладкие - это примерно как если бы она сама всерьез решила бы постричься в монахини. В католические.
Птиц улыбается краешком губ, оценив шутку,вяло машет кому-то за соседним столом и идет туда, а когда НЛО со слегка растерянным и опустошенным видом отодвигается от башни, возвращается и коротким деревянным пестиком в руках.
— Сделал? — спрашивает у НЛО хрипло, а когда тот кивает, осторожно отпивает из своей чашки пару глотков и начинает ссыпать конфеты туда, и тщательно толочь прямо в чашке.
Через какое-то время, когда все конфеты канули в чашку, как в черную дыру и, видимо, расстворились там какой-то волшебной фейской пыльцой, Птиц снова идет за соседний столик, берет оттуда трубочку, на пробу перемешивает еще недавно бывшее какао и протягивает НЛО.
— Пей, — говорит, не улыбаясь, и когда НЛО заторможенно берет в руки кружку устало откидывается на стул, выдыхает Чуме устало: — А когда ближайшая столовка? Обед, полдник? Ты чего-то вдруг раскричалась, а? Я вот в следующий раз тебе...не знаю, тоже от чего-нибудь возьму отвлеку. От кого-нибудь. Ага.
Чума смотрит на него из под челки, Птиц мельком морщится.
— Ну или не буду, но все равно. — поворачивается к НЛО вдруг и говорит ему так, словно у них шел только что непрерывный диалог: — Ты щас, как выпьешь, подремли на диване. Где перекресток. До ночи должно отпустить. Ну, впустить.
И снова поворачивает голову к Чуме, мол, ну так чего звала-то?..

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Большой Дом

главная